Свободные новости
Поcледние статьи

СУДЬЯМ МОЖНО ВСЕ

СУДЬЯМ МОЖНО ВСЕ

Дела

Давайте еще раз применим к нашим судьям презумпцию невиновности. Ведь суд – это на самом деле не про справедливость. Это про закон. А справедливость и закон зачастую разные вещи.

Пример: мать-одиночка, у нее девять (!) детей. Старшие (четверо) совершеннолетние, младшей 9 лет, у нее церебральный паралич. Отцов нет. Ну вот такая подсудимая, женщина-дезадаптант. Довольно умная, работает риелтором. Семья снимает квартиру, потому что мать принципиально не хотела «подачек от государства» (глупо, ужасно, но бывает, видимо, хлебнула где-то в опеке). Обвиняется в мошенничестве в особо крупных размерах в составе группы.

То есть картина такая: есть организатор (мужчина), который показывал потенциальным покупателям квартиры, которые на самом деле не продаются, а сдаются. Документы были у него на руках. Показывала наша мать-героиня. Он – виноват. Она – виновата. Она сотрудничала со следствием, он нет. Оба получили поровну, по пять лет. В ее приговор дети не вошли как смягчающее обстоятельство. После приговора судья вызвал к себе адвоката: «Будете обжаловать – младшие дети пойдут в детдом и под опеку». А не будут обжаловать – младшие останутся со старшими в съемной квартире.

Они не обжаловали.

Это законно? Да. Справедливо? Ну ни разу.

Можно ли было сделать по-другому? Конечно. Обязательные работы, пробация, все такое. Кому легче от того, что мать девятерых детей пять лет за счет налогоплательщика проведет в тюрьме?

Другой случай. Присоединение Крыма, украинские осужденные (арест до марта 2014 года) получают срок уже именем Российской Федерации и отбывают его в России – черт знает где. И отношение к ним – как к «хохлам», извините за выражение. Осужденные не меняли гражданство, они остаются гражданами Украины. Преступления совершены на территории Украины. Они хотят отбывать наказание на Украине. Здесь их просто убивают – по разным причинам, не надо объяснять, телевизор есть везде. Только в Адыгее двое за последний год погибли.

Вопрос: а зачем? Люди – преступники, сели «за свое», не отказываются. Хотят сидеть на Украине. И почему бы их туда не отправить? Они хотят, Украина не против, почему же российские налогоплательщики должны их содержать? Но суды против экстрадиции. Логики нет, справедливости нет, закона нет – но эмоции понятны. Давайте мы убьем их здесь. Ок, решает суд.

Суд – это часто не про справедливость, а про процедуру. Даже в странах с хорошей судебной системой добиться справедливости в суде бывает сложно из-за процедурных моментов, а в России и подавно.

«Судьи категорически не готовы брать на себя ответственность за решение по уголовному делу, и цифра 97–99% согласия с правоохранителями кочует из одной категории дел в другую. Так, например, в 98% случаев суды удовлетворяют ходатайства о прослушке, о проведении обыска, о заключении под стражу, о продлении ареста. Свобода усмотрения конкретного судьи остается только в выборе вида и размера уголовного наказания. Он не может, не хочет, не готов и не умеет принципиально оппонировать оперативникам, следователю и прокурору, потому что считает себя частью правоохранительной системы», – говорит Павел Чиков, руководитель международной правозащитной группы «Агора».

А сколько дополнительной работы создают незаконные, необоснованные, немотивированные отказы судей? Это существенно прибавляет работы не только защитникам, но и самой судебной системе. Это – воспроизводство работы. Той самой работы, которую должен был исполнить судья первой инстанции. Ладно – вынес приговор кривой, его помощник писал. Исправь его в апелляции. Но нет – и защита грузит одну кассацию, другую кассацию, и не по одному разу. И каждый раз работает еще и прокуратура, и собираются заседания, идет время, идут деньги, идут зарплаты.

Вот она, искусственно созданная работа, искусственные показатели и сфальсифицированная нужность. И расходы бюджета на эту работу. Которой не было бы, вынеси суд сразу нормальный приговор. Нормальный – это законный, логичный, без нарушений. Ведь часто же просят вовсе не оправдания. Досудебщики, к примеру, идут на сотрудничество со следствием, дают показания, раскаиваются в надежде на более мягкий приговор. А часто получают больше, чем несотрудничающие обвиняемые. Но им, досудебщикам, положено наказание ниже, чем другим их подельникам – как и требует закон. Добиться этого на практике защите не так-то легко. И часто не добиваются.

Свидетельствует бывший прокурор Алексей Федяров, ныне координатор «Руси сидящей»: «Особый порядок рассмотрения уголовных дел потерпел позорный крах. Он стал воплощением парадигмы о признании как о царице доказательств. По данным судебного департамента Верховного суда России, из 740 380 обвиняемых по всем статьям УК, дела которых были рассмотрены в 2016 году, особый порядок применялся в отношении 600 020 человек, то есть без исследования доказательств в России прошел 81% судебных процессов.

Внедрялся особый порядок рассмотрения уголовных дел в судах в России непросто. Еще сложнее было внедрить институт досудебного соглашения. Но в нашей стране есть люди, которые, если им надо внедрить что-то куда-то, они внедрят. Недра оказались не готовы, но кому до этого дело? Работая в «Руси сидящей», я завалился этой бедой по уши. Масса дел, по которым имелись прекрасные перспективы для работы; доказательств, помимо явно продиктованных показаний обвиняемого, нет вообще, но – особый порядок или, того хуже, досудебка (досудебное соглашение. – О.Р.).

Есть случаи, когда эти институты работают правильно, к взаимному интересу органов и человека. Все-таки это – соглашение. Но это мизер. Зачем это? Мы можем сколь угодно слезно пенять на систему, но по всем этим десяткам тысяч дел у людей были адвокаты. К чему это привело? К полной девальвации особого порядка в глазах правоохранителей. Отменить по надуманным основаниям досудебное соглашение в суде – запросто. Назначить безумный срок досудебщику, который вытянул мертвое дело и дал несколько дополнительных эпизодов, – легко. Есть у кого-то сомнения, что если досудебщик осужден, то остальные будут осуждены с вероятностью 100%? Нет.

Колоссальный удельный вес дел, рассмотренных без изучения доказательств, привел к тому, что правоохранение стало действовать методами дворовой гопоты. Сначала просьба: дашь кроссовки поносить? Дал. Все, после этого можно забивать толпой, ибо ты лох и никто. И просить милосердия, соблюдения договоренностей бесполезно, ты лежишь и не опасен. Сам согласился быть неопасным».

Нет, судья его не бьет. Просто не учитывает. Сотрудничество, раскаяние? Судья на это отвечает одним: у меня нагрузка.

Очень большая нагрузка. Текучка. Очень большая текучка. Некогда. Некогда посмотреть на дело внимательно и строго. Да и незачем. Если приговоры в особом порядке, признание вины, сделка со следствием сейчас до 81% дел, то зачем? Зачем кого-то оправдывать, пускать под откос работу (и премиальные) следствия и прокуратуры, с кем-то конфликтовать, с другом мужа – гособвинителем, с зятем, сватом, шафером деверя? В конце концов, с тем, у кого на тебя лежит компроматная папочка?

Есть, в конце концов, апелляция, кассации – пусть и разбираются. А там – то же самое.

А ведь если привести в порядок приговоры, даже просто внимательно посмотреть на поступающие дела, то 20–25% дел либо будут прекращены, либо по ним будет вынесено оправдание. Но некогда, некогда и незачем.

Если судьи начнут выносить оправдательные приговоры, дел в суд будут отправлять значительно меньше. Потому что все сомнительные эпизоды будут убиваться заранее. Дела не будут возбуждаться по сомнительным эпизодам, потому что в следствии и прокуратуре будут знать: бесполезно, не договоримся в суде, как сейчас, и судья вынесет оправдательный приговор.

А раз так, то уйдет нагрузка с судей процентов на 20–30. Как только с них уйдет нагрузка, у них сразу уменьшится штат в течение полутора-двух лет. Финансирование уменьшается в зависимости от отсутствия его освоения.

Это уже наш, понятный и родной феномен. Если финансирование, выделенное на год, осваивается в размере 100%, значит, на следующий год ты получишь сто плюс. Если освоил на 90%, получишь сто минус. На следующий год еще 90% – значит, от этих 90 еще минус. Чем меньше ты осваиваешь бюджетных средств, тем меньше ты получаешь на будущий год. Это русские бюджетные правила.

А для того чтобы деньги осваивать, нужно показывать напряженность. Показывать, что система завалена, загружена и страшно необходима. Хотя на самом деле нет ни заваленности, ни загруженности реальной. Система производит загруженность. Загруженность – главный итог, параметр, смысл.

А что касается расходов судебной системы, то это клондайк. Кто и когда проверял по-настоящему расходы судебной системы?

Классика жанра: «мероприятие в узком доверенном кругу», то есть баня. Судейские, прокурорские, в том числе человек, который отвечает за распоряжение денежными средствами судебного департамента области (округа, республики). То есть однокашники и коллеги. Плюс просто хороший человек, который производит кованые заборы. Общаются, выпивают, обсуждают насущное. И примерно через месяц Верховный суд (судебный департамент Верховного суда республики, краевой суд, областной суд) заключает договор с фирмой этого человека: огородить здание суда забором, который никому не нужен. Кованым, высококачественным, дорогим забором.

Сейчас заборами обнесено все. Кому они нужны, кто через них лезет? Как не лез никто, так и не лезет. Никому это не нужно.

То же самое с судебными переводчиками, с канцелярией, гаражами, IT-обеспечением, со строительством и мантиями – колоссальные расходы, и конкурсы выигрывают одни и те же фирмы.

Вот рассказ следователя по особо важным делам Республики Чувашия: «Мы расследовали одно уголовное дело, попалась в поле зрения крупная обнальная контора – абсолютный «фонарь». И когда стали проверять остальные расходы – кроме тех, что нас интересовали, увидели там огромные суммы от Арбитражного суда, от Верховного суда республики, от Минюста – на канцелярские расходы. И нам не дали это расследовать. Дело закрыли».

Пожалуй, остановлюсь на этом интересном месте, потому что дальше начинается новая большая тема – расходы судебной системы вообще. Тема большая, закрытая, неподъемная. Какие такие канцелярские расходы, когда есть программа строительства, программа оснащения всех судов системами аудио- и видеопротоколирования; каких только околосудейских программ нет на белом свете, и куда ни копни – всюду клондайк.

Но кто ж полезет проверять. Там же кругом судьи. А судьям можно все – сигналы улавливают четко и в СК, и в прокуратуре, и в ФСБ. То есть и зять понял, и дочь, и сын, и сват, и деверь. И дядя со стороны невесты из Счетной палаты тоже все прекрасно понимает. Не суди – и не судим будешь.

Ольга Романова

http://carnegie.ru/commentary/72893

СУДЬЯМ МОЖНО ВСЕ

Дионисий Позидис
В каких органах больше всего паразитов? — В государственных.

Nikolay Pshe
государство это и есть паразит

Флора Лумина
Хотела прокаментить, но передумала. Ничего от этого не изменится, потому что все запущено, общества нет, и не предвидится ))

Авы Чтохотели
общество как раз есть, государства нет.

Флора Лумина
по мне, так нет ни того, ни другого))

Авы Чтохотели
Единого общества тоже нет, это правда. Оно раздроблено программами по тв, по интересам.)

Флора Лумина
общество предполагает наличие общественного сознания и много чего еще. А у наших людей нет этого сознания, так же как и нет осознания этого )))

Ольга Яковлева
от общества тоже зависит государство(( но обществу плевать, в том числе и на свои права - ПОЭТОМУ УЖЕ ЭТО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЦЕННОСТЬЮ.

Авы Чтохотели
ему не плевать, его овощем делают воры во власти.

Ольга Яковлева
В первую очередь надо менять судебную систему...которая как таковая отсутствует уже лет так 100.

Азрет Али
"судебную" - лишнее слово.

Флора Лумина
невозможно поменять систему.. любую, имея исходный материал. Разве что инопланетян сюда завозить.

Дионисий Позидис
Любят наши врачи пошутить. Особенно некоторые хирурги отличаются этим. Недавно друг попал к такому шутнику. Состоялся такой разговор: — Доктор, я сломал ногу в двух местах! — Вы запомнили эти места? — Да, конечно! — Больше туда не ходите! — радостно сказал ему доктор.

Азрет Али
Судей руководство (которого у них, независимых, быть не должно) сильнее ругает за несоблюдение сроков рассмотрения дел, чем за отменённые акты. Это, в принципе, всё, что нужно знать о судебной системе РФ.

Иван Нунин
http://old.lawinrussia.ru/sites/default/files/img/blog/femida_v_bryanskom_oblastnom_sude.jpg моя родная Брянская Фемида.

Семен Пестемеев
Безнадёга. Бегите,глупцы.

Егор Молотов
Наххрена вы эту чушь постите?

Максим Еремин
нахххрена ты чушь пишешь?😏

Олег Звенигородский
Судьи это Боги !!!

Алексей Худалеев
я в суд не верю ...после того как в зале суда услышал от председателя суда фразу .....слово в слово ....СХОДИТЕ В ПРИЧИННОЕ МЕСТО СО СВОЕЙ КОНСТИТУЦИЕЙ.....

Алина Пономарева
Еще моя бабушка, которая была религиозным человеком, говорила, на страшный суд первыми пойдут судьи и судить их будут так как судили они.

Максим Еремин
Считает себя частью правоохранительной системы...да он и есть часть этой системы. Беда только в том, что она нихрена не правоохранительная

Денис Смирнов
правоохранительная ;)) они охраняют права человека и все мы знаем имя этого человека

Валерий Мазанов
Господин губернатор, а вы воруете? спрашивает судья. Нет, что вы! Отвечает губернатор, на нет и суда нет.

Виталий Аверьянов
Они кричали "Путин помоги" и докриались

Сергей Сазонов
за бред не банят - он приветствуется

Павел Ломов
ЧТО ВАМ НЕ НРАВИТСЯ НЕ ПОЙМУ ВСЕ ХОРОШО ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА И УДИВИТЕЛЬНА

Андрей Аладьин
На нём защитна гимнастёрка, она с ума меня сведёт.

Андрей Миронов
Глупо ждать от суда, оплаченного государством, что он будет судить не в интересах государства.

Екатерина Маркина
Напишите лучше кто такой этот Алексей Федяров (какой он нафиг бывший прокурор?), на которого ссылаются в статье или СН в гугле забанили. Таким дружбанчикам - решалам, после отсидки прямая дорога в российские "правозащитники". https://www.kommersant.ru/doc/3288013

Алёна Беккер
Хрень какая-то написана. Оба примера (с риэлторшей и с хохлами) вообще идиотские, ни к селу, ни к городу. А самое смешное, что все эти судьи при любой смене власти останутся на своих местах. Ибо где найти новых? Бред, короч

Ян Начальник
ну я думаю, из 140 миллионов пару десятков тысяч при желании набрать-то можно, тем более, что должность российского судьи не такая уж бедная.

Алёна Беккер
ога))) заменим судей, министров, депутатов, полицию, ФСБ, дипломатов, военных..., сантехников, электриков, домохозяек, автослесарей, врачей и прочих😹😹😹😹ведь 140 млн это много и можно заменить всех)))

Азрет Али
почему нет?

Фридрих Ницше
Иногда жесткая позиция является следствием Паралича.

Елизавета Зотова
ТЕМА дня - СУДЕЙСКАЯ😄😄😄